119048, Москва, Трубецкая улица, дом 28, строение 1 (4 этаж, адвокатская контора №1 МГКА)

Свобода совести, мысли и религии (статья 9 Конвенции)

Лого Euroclaim

Статья 9 Конвенции о защите прав человека: разъяснения юриста

Статья 9 Конвенции защищает право каждого человека на свободу мысли, совести и религии, одновременно, в части 2, устанавливая недопустимость ограничения такого права иначе, как в силу закона и только в определенных целях. Перекликаются с этой нормой и зачастую рассматриваются вместе с ней положения статьи 2 Протокола №1 к Конвенции. Они защищают, в частности, право родителей обеспечить образование и обучение в соответствии с их религиозными и философскими убеждениями, а также требуют от государства уважать это право при выполнении любых функции в сфере образования.

Свобода мысли, совести и религии

Право на свободу мысли, совести, религии при отсутствии в тексте статьи 9 Конвенции определения этих понятий допускает возможность их самого широкого толкования. Однако правоприменительная практика ЕСПЧ сужает рамки, хотя и оставляет простор для разнообразия подходов в каждом конкретном деле.

Используемая в тексте статьи 9 Конвенции формулировка позволяет сделать вывод о направленности нормы, прежде всего, на защиту религиозных и иных убеждений индивидуального и коллективного порядка. Это прямо вытекает из части 1, где дается разъяснение того, что включает право на свободу мысли, совести и религии: свободу изменения религии или убеждений и свободу исповедования своей религии или убеждений. При этом здесь же определяются и защищаемые Конвенцией формы проявления таких свобод – индивидуально и коллективно (сообща с другими), публично и частно, в богослужении, обучении, отправлении религиозных и культовых обрядов.

Под убеждениями понимаются личные убеждения, которые:

  • должны быть в определенной степени (оценочный критерий) убедительными, серьезными, последовательными и важными;
  • не должны противоречить уважению человеческого достоинства.

Оценка убеждений на соответствие этим критериям проводится в плоскости ценностей демократического общества – они должны быть значимыми в масштабе человеческой жизни и при этом быть настолько важными, чтобы их нужно было защищать в таком обществе. Именно поэтому многие личные убеждения частного характера, которые не представляют общественной ценности, не подпадают под защиту статьи 9 Конвенции. Например, ЕСПЧ признавал необходимость судебной защиты убеждений атеистов, пацифистов, веганов, последователей определенной политической идеологии. Но не нашел такой необходимости, например, в вопросах эвтаназии или способах погребения умерших.

Что касается религии, то ЕСПЧ никогда не пытался дать какого-либо четкого определения этому понятию. Более того, указывал на то, что отнесение сводов убеждений, правил, обычаев к некой религии на является обязанностью Суда. Обычно в делах, где возникает спор относительно принадлежности к религии и религиозным убеждениям, ЕСПЧ либо придерживается национального законодательства конкретной страны, либо руководствуется общепризнанными в Европе оценками наличия/отсутствия религиозного характера в деятельности каких-то организаций. Нередко ЕСПЧ признает наличие «религиозного» только по той причине, что со ссылкой на такой характер убеждений, деятельности и т.п. состоялось нарушение прав, на которое ссылается заявитель в жалобе. Разумеется, не возникает никаких вопросов, когда речь идет о мировых религиях. Все споры, как правило, касаются отдельных групп, сект, движений и т.п. В ряде случаев, если невозможно поступить иначе, Суд просит заявителя доказать религиозный характер убеждений или деятельности либо тот факт, что религия, на которую ссылается заявитель, существует в действительности.

Свободу мысли, совести, религии можно определить в общем виде как свободу внутренних убеждений и их проявлений. ЕСПЧ часто использует общий термин «свобода вероисповедания». В российском законодательстве применяются термины «свобода вероисповедания» и «свобода совести».

Защита свобод и убеждений, предусмотренная статьей 9 Конвенции, – это защита от вмешательства в них государства и от государственной идеологической обработки личности. Поскольку существование убеждения нельзя ни доказать, ни опровергнуть, пока оно каким-то образом себя не проявят, фактически под защиту попадают проявления личных убеждений. С другой стороны, статья 9 Конвенциизащищает и от попыток государства заставить человека поменять свои убеждения либо обязать его высказать их или проявить иным образом.

Типичные нарушения права на свободу мысли, совести и религиив практике ЕСПЧ:

  1. Запрет деятельности, отказ в регистрации/перерегистрации религиозных организаций, в том числе сект, движений и т.п.
  2. Воспрепятствование, запреты или ограничения, связанные с возможностью соблюдения религиозных обычаев, проведения церемоний, молитв и т.п.
  3. Установление обязанности проходить религиозную церемонию, которую человек проходить не хочет, поскольку, например, является атеистом или исповедует иную религию.
  4. Принуждение к раскрытию своих религиозных или иных убеждений.
  5. Дискриминация при трудоустройстве, исполнении трудовых обязанностей либо увольнение (отставка) со ссылкой на определенную религиозную принадлежность или определенные убеждения, например, политического характера.
  6. Прямое или косвенное понуждение, склонение к смене религиозных убеждений.
  7. Непринятие государством мер для реализации права на свободу мысли, совести и религии либо вмешательство в осуществление такого права.

 

Практика применения статьи 9 Конвенции

До последнего времени жалобы со ссылками на нарушение прав на свободу мысли, совести и религии были малочисленны в практике ЕСПЧ. Однако на современном этапе их количество стало возрастать и, как отмечается самим Судом, наметилась тенденция усложнения дел.

Если ранее основные жалобы сводились к нарушению личного права в условиях лишения свободы или в связи с трудовыми отношениями, то сегодня многие обращения носят коллективный характер, поступают от юридических лиц и касаются самых разносторонних проявленийсвободы мысли, совести и религии. Кроме того, жалобы в ЕСПЧ часто связаны с нарушениями комплексного характера, которые подпадают под действие нескольких статей Конвенции – не только статьи 9 Конвенции, но и, в частности, статьи 8 (уважение к частной жизни), статьи 10 (свобода выражения мнения), статьи 11 (свобода собраний и объединений) и упомянутой выше статьи 2 Протокола №1 к Конвенции, причем в разных комбинациях. Поскольку во многих делах эти нормы Конвенции тесно переплетаются, при подготовке жалобы и оценке ее приемлемости обязательно нужно анализировать, нет ли конкуренции норм и будет ли статья 9 Конвенции lex specialis – нормой, которая должна применяться приоритетно.

Небольшой процент дел, связанных с «чистым» нарушением статьи 9 Конвенции, в практике ЕСПЧ также следует учитывать. Акцент необходимо делать на прецедентах последнего времени и брать за основу при толковании новейшие разъяснения ЕСПЧ и справочные пособия Совета Европы. Одним из таковых является изданное на русском языке пособие Джима Мердока: «Защита права на свободу мысли, совести и религии в рамках Европейской конвенции о защите прав человека», подготовленное Генеральным Директоратом по правам человека и верховенству права Совета Европы в 2012 году (в русском переводе – в 2014 году).

И, наконец, в вопросах применения статьи 9 Конвенциипо делам, связанным с проблемами и конфликтами на национальной (этнической) почве, определенную роль играет Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств 1995 года. Она подписана и ратифицирована большинством стран Совета Европы, в том числе Россией (в 1998 году).

В любом случае правильное применение статьи 9 Конвенции по правам человекадолжно основываться на 5 пунктах:

  1. Применима ли в данном случае статья 9 – нарушено ли право, защищаемое этой нормой.
  2. Имело ли место вмешательство государства в осуществление права, гарантируемого статьей 9.
  3. Было ли вмешательство необходимым в демократическом обществе.
  4. Предусмотрено ли вмешательство национальным законом.
  5. Имело ли вмешательство законную цель с точки зрения национального закона и части 2 статьи 9 Конвенции.

 

*****

Тенденция увеличения и усложнения жалоб о нарушении статьи 9 Конвенции началась с конца 1990-х годов. Но пока что еще правоприменительная практика ЕСПЧ в этом направлении довольно-таки скромная. Для России применение статьи 9 сегодня не является особо актуальным, поскольку наша страна является многонациональной и многорелигиозной, а возникающие проблемы более-менее эффективно разрешаются на национальном уровне. Кроме того, многие нарушения при правильной квалификации оказываются нарушениями, подпадающими под действие других норм Конвенции, в частности статей 10 и 11. Наиболее резонансные дела против России были связаны с ограничениями и запретами деятельности религиозных сект и движений. При этом российские суды стараются придерживаться прецедентного права ЕСПЧ и не игнорируют его позицию при рассмотрении аналогичных дел.

 

(!) ПОДДЕРЖИТЕ ПРОЕКТ

Если вы находите нашу работу полезной, то вы можете поддержать проект и отблагодарить автора, пройдя по этой ссылке

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: