123242, Москва, Зоологическая улица, дом 22 (ЦМКА)

Статья 5 Конвенции | комментарий юриста

Лого Euroclaim

Статья 5 Конвенции о защите прав человека

Статья 5 Европейской конвенции по правам человека защищает личную свободу и неприкосновенность граждан в контексте возможного лишения свободы в связи с задержанием и заключением под стражу.

Согласно статьи 5 Европейской конвенции:

  1. Общий принцип – никто не может быть лишен свободы иначе как в порядке, установленном законом и Конвенцией.
  2. Лишение свободы – исключительная мера со стороны государства и его органов, которая может иметь место только в случаях и в порядке, указанных в законе и Конвенции.
  3. В допустимых случаях лишения человека свободы обязательно должны быть соблюдены установленные статьей 5 Конвенциипроцессуальные требования (условия) задержания и заключения под стражу.
  4. Государство обязано соблюдать все положения статьи 5 Конвенции, а также следовать порядку задержания и ареста граждан, установленному национальным законом. Если национальный закон противоречит Конвенции, не соответствует ее положениям, приоритет имеет Конвенция.

Трактование понятий, используемых статьей 5 Конвенции

Ключевыми понятиями статьи 5 Европейской конвенции по правам человека являются:

  • лишение свободы;
  • задержание;
  • арест;
  • законное и незаконное лишение свободы.

К настоящему моменту российское уголовно-процессуальное законодательство, преимущественно, отвечает требованиям ст. 5 Конвенции, а используемые понятия и их трактовки – схожи.

Под «лишением свободы» Конвенция и прецедентное право ЕСПЧ понимают любые формы и виды задержания, ареста, помещения под стражу, ограничения свободы, которые:

  • изолируют человека от общества;
  • делают недоступными свободное передвижение, общение с неограниченным кругом лиц, выполнение профессиональных (рабочих, служебных) обязанностей.

Задержание и арест трактуются Конвенцией и российским процессуальным законодательством по-разному. Правда, с точки зрения применения статьи 5 Конвенцииэто не имеет принципиального значения, поскольку, во-первых, и то, и другое – лишение свободы, во-вторых, нормы Конвенции вступают в силу с момента фактического лишения свободы, а не с момента оформления соответствующего процессуального документа.

Конвенция считает «арестом» первоначальное задержание по подозрению в совершении преступления. В России такая мера считается задержанием в порядке ст.91 УПК РФ. И, наоборот, то, что Конвенция понимает под «задержанием», в России считается арестом – помещением под стражу в качестве меры пресечения.

Принципиально важное значение имеет определение законного и незаконного лишения свободы. Законным считается такое лишение свободы, которое было осуществлено:

  • при наличии оснований, установленных национальным законодательством и п. 1 статьи 5 Конвенции;
  • в порядке, установленном национальным законодательством и с соблюдением требований п.п.2-5 статьи 5 Конвенции.

Иные варианты лишения свободы, а равно нарушение положений статьи 5 Европейской конвенциисчитаются незаконным лишением свободы.

На практике, исследуя вопрос законности/незаконности лишения свободы по конкретным жалобам, ЕСПЧ анализирует 4 базовых критерия:

  1. Имелись ли в национальном законодательстве основания для лишения свободы.
  2. Имелись ли основания для лишения свободы с точки зрения статьи 5 Конвенции.
  3. Соблюден ли порядок лишения свободы, установленный национальным законодательством.
  4. Соблюден ли порядок лишения свободы, установленный статьей 5 Конвенции.

Положительный ответ на все вопросы (и только на все) позволяет определить лишение свободы законным.

 

Основания лишения свободы

Их исчерпывающий перечень указан в п. 1 статьи 5 Конвенции. Обозначим их вместе с рассмотрением некоторых правоприменительных особенностей:

  1. Содержание под стражей после осуждения, то есть вынесения обвинительного приговора.
  2. Задержание или арест для обеспечения исполнения законного обязательства или за неисполнение законного судебного решения. Допустимыми, например, считаются задержания/аресты для установления личности или привод неявившихся по повестке свидетелей.
  3. Задержание или арест человека при наличии оснований подозревать его в совершении правонарушения или в целях предотвращения правонарушения, или чтобы помешать скрыться после совершения правонарушения. Практика ЕСПЧ исходит из допустимости таких задержаний или арестов только в ситуациях, когда есть достаточные основания для подозрений либо существуют реальные риски того, что лицо скроется от суда, помешает правосудию, продолжит совершать правонарушение или совершит другое. Наличие оснований для подозрений должно быть убедительно доказано, как и другие обстоятельства, на которые ссылаются органы власти и их должностные лица при задержании или аресте.
  4. Задержание несовершеннолетнего в качестве исполнения решения о его помещении под воспитательный надзор (специализированную среду открытого или закрытого типа) либо для того, чтобы несовершеннолетний предстал перед компетентным органом (судом).
  5. Задержание душевнобольных, наркоманов, алкоголиков либо в целях предотвращения распространения инфекционных болезней.
  6. Задержание или арест лица для предотвращения его незаконного въезда в страну либо лица, которое должно быть выслано из страны или выдано другому государству.

 

статья 5 Конвенции

Гарантии для задержанных и арестованных

Определяя в п.п. 2-5 гарантии соблюдения прав и интересов задержанных и арестованных, статья 5 Европейской конвенцииустанавливает обязательный минимум для этого:

  1. Пункт 2 требует незамедлительного уведомления задержанного или арестованного о причинах задержания/ареста и выдвинутом обвинении. Практика ЕСПЧ допускает применение этого положения к лицам, задержанным не только в уголовно-процессуальном порядке, но и в рамках других процедур. «Незамедлительно» – оценочный критерий, учитываются все факторы и обстоятельства, а также степень их влияния на ход событий, возможность защиты прав. Форма, способ, средства уведомления арестованного не имеют значения, главное – сообщение должно быть понятным для понимания. Предоставление информации по обвинению может быть ограничено, в том числе одним правонарушением, – сообщать весь перечень обвинений не требуется.
  2. Пункт 3 применяется только по отношению к пункту «с» части 1 статьи 5 Конвенции. Норма обязывает государственные органы незамедлительно доставить задержанного (арестованного) к судье для рассмотрения законности задержания (ареста) и решения вопроса о дальнейшем содержании под стражей (аресте) или освобождении. «Незамедлительно» – в данном случае это в течение 2 суток (48 часов), иногда допустимо чуть больше, но понятие носит все-таки оценочный характер и подлежит анализу с учетом обстоятельств конкретного дела.
  3. Пункт 4 перекликается с пунктом 3 статьи 5 Европейской конвенции, но не ограничен пределами действия. Положения пункта 4 наделяют задержанных (арестованных) безусловным правом поставить перед судом вопрос о законности лишения свободы и освобождении. Суд обязан безотлагательно рассмотреть этот вопрос. «Безотлагательно» не равно «незамедлительно». ЕСПЧ смотрит по ситуации, и допустимыми порой признавались сроки в 1-2 недели. Нарушением права, указанного в пункте 4, может являться, например, создание препятствий для обращения в суд или отсутствие возможности для реализации права.
  4. Пункт 5 закрепляет право всех пострадавших от нарушения статьи 5 Конвенцииполучить компенсацию.

 

Некоторые особенности практики применения статьи 5 Конвенции

После совершенствования российского уголовно-процессуального законодательства в 2000-х годах и в последующее время целый ряд моментов, которые признавались ЕСПЧ нарушениями статьи 5 Конвенции, перестали быть актуальными. Но в целом жалобы со ссылками на эту норму – частое явление. Проблема – многочисленные нарушения как Конвенции, так и российского законодательства в рамках правоприменительной практики. К сожалению, «львиная доля» претензий адресована российским судам.

Основными причинами обращения в ЕСПЧ с жалобами к РФ являются:

  • отсутствие оснований для задержания, ареста, продления содержания под стражей, недостаточность оснований либо недоказанность их наличия;
  • отсутствие возможности эффективно оспорить задержание (арест), наличие или создание для этого препятствий;
  • задержки с рассмотрением жалоб задержанных (арестованных) на правомерность содержания под стражей – несоблюдение разумных сроков;
  • недопуск задержанного (арестованного) и (или) его адвоката к рассмотрению вопроса о правомерности задержания (ареста), о продлении меры пресечения, в том числе в рамках обжалования решения суда;
  • нарушения процедуры задержания, в частности, неправомерное исчисление сроков с момента оформления документов, а не с момента фактического задержания;
  • задержание на территории России иностранных граждан по запросу других государств, для высылки (выдворения).

Зачастую жалобы носят комплексный характер, и нарушения статьи 5 Конвенции дополняются нарушениями других норм.

 

*****

Толкования и разъяснения положений статьи 5 Конвенциипозволяют получить теоретическое и практическое представление об особенностях понимания и применения этой нормы. Однако в рамках конкретного дела требуется более основательный подход – изучение всех обстоятельств дела в контексте возможного нарушения статьи 5 и отдельных ее пунктов. Нарушения могут проявляться по-разному. Есть типичные, они составляют основную массу жалоб. Но есть и редкие, специфические, которые нуждаются в детальном анализе на применимость 5 статьи Конвенции. Все это – задачи, решаемые в рамках изучения дела, квалификации нарушений, подготовки жалобы и оценки ее перспектив.

 

[drawing: Angus Mcdiarmid]

 

(!) ПОДДЕРЖИТЕ ПРОЕКТ

Если вы находите нашу работу полезной, то вы можете поддержать проект и отблагодарить автора, пройдя по этой ссылке

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: