123242, Москва, Зоологическая улица, дом 22 (ЦМКА)

Статья 6 Конвенции о защите прав человека | Разъяснения юриста

Лого Euroclaim

Статья 6 Конвенции о правах человека: разъяснения юриста

Статья 6 Европейской Конвенции по правам человека, закрепляющая право на справедливое судебное разбирательство – норма, нарушение которой чаще всего фигурирует в жалобах, направляемых в ЕСПЧ. Это неудивительно, поскольку положения данной статьи считаются центральными в системе Конвенции, а невозможность добиться справедливого правосудия на родине – первопричина практически всех обращений в Европейский Суд.

Огромное количество жалоб в связи с нарушениями статьи 6 Конвенции привело к формированию обширной судебной практики, связанной с применением ЕСПЧ положений этой нормы. Именно прецедентное право, а также разъяснения и руководства для юристов, изданные под эгидой Европейского Суда – главные источники для толкования и понимания статьи 6 Конвенции о защите прав человека.

статья 6 Конвенции

 

Особенности применения статьи 6 Конвенции

Обозначенное в названии статьи 6 Конвенции право на справедливое судебное разбирательство – понятие довольно-таки абстрактное. Толковать его можно очень широко, что легко подтверждается практикой ЕСПЧ. Но все имеет свои пределы, и в данном случае пределы ограничены тремя аспектами:

  1. Статья 6 Европейской конвенции защищает такие права, которые прямо в ней обозначены. Но с практической точки зрения текст статьи – только рамочное представление о возможном предмете жалобы.
  2. Защищаемые статьей 6 Конвенции конкретизируются в прецедентном праве ЕСПЧ – проще говоря, в конкретных делах. Отсюда можно почерпнуть судебное толкование отдельных положений статьи, используемых в тексте формулировок и определений, причем применительно к конкретным обстоятельствам дела. Это удобно и эффективно, если жалоба похожа на ранее рассмотренное ЕСПЧ дело. Но аналогичный подход применим и к случаям, не имеющим прецедентов, давая ориентиры и понимание, чем руководствуется Суд, когда так или иначе трактует понятия, обстоятельства, факты и события.
  3. Только Европейский Суд конечно определяет, есть ли в конкретном деле нарушения статьи 6 Конвенции, какие они и в чем именно заключаются. Если обратиться к любому решению ЕСПЧ, где фигурировала эта статья, то такое определение дается в специальном разделе – «Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции».

Права и нарушения согласно статьи 6 Конвенции

Их можно подразделить на три категории:

  1. Материальные права, гарантируемые в любом судебном процессе.
  2. Презумпция невиновности.
  3. Права на защиту в уголовном процессе.

К нарушениям материальных прав относятся:

  1. Нарушение права на судебное разбирательство. Это право прямо не следует из текста статьи 6 Конвенции, но отражено во многих решениях ЕСПЧ. В общих чертах нарушение этого право – создание неправомерных юридических и фактических препятствий для судебного разбирательства или для вынесения эффективного судебного решения, что может проявляться в виде:
  • отсутствия возможности для обращения в суд (недоступность правосудия);
  • юридической неопределенности судебного решения (наличие риска отмены окончательного и обязательного решения либо оправдательного приговора).
  1. Нарушение принципов независимости и беспристрастности суда. Исходя из положений статьи 6 Конвенции о защите прав человека и прецедентного права ЕСПЧ, национальные суды должны:
  • быть учрежденными и функционировать в соответствии с законом;
  • рассматривать вопросы строго в пределах своей компетенции;
  • руководствоваться только законом;
  • совершать процессуальные действия согласно установленным правилам;
  • быть способными принимать окончательные и юридически обязательные решения по существу дела;
  • являться независимой от сторон спора (дела) и от исполнительной власти инстанцией;
  • быть беспристрастными – судьи не должны иметь личной заинтересованности в исходе дела (субъективная беспристрастность), делать любого рода оценки возможному исходу дела, являться в любом проявлении зависимыми от сторон дела, а суд должен быть объективным при рассмотрении и разрешении вопросов, причем без обоснованного сомнения в такой объективности.
  1. Нарушение принципа справедливости судебного процесса. Эта формулировка прямо перекликается с названием статьи 6 Конвенции, но в контексте возможного нарушения права на справедливый суд трактуется ЕСПЧ как:
  • отсутствие состязательности процесса, в том числе неравный доступ сторон к информации, имеющей отношение к делу;
  • отсутствие равноправия сторон – нарушение баланса прав и обязанностей, неравность возможностей, повлиявшие на эффективное и справедливое разрешение дела;
  • нарушение права на публичное слушание, что проявляется в невозможности лично предстать перед судом, эффективно участвовать в слушание, в необоснованном проведении закрытого заседания и (или) в нарушении требования публично огласить судебный вердикт;
  • нарушение справедливости – всего, что понимает под ней ЕСЧП применительно к судебному разбирательству, а также нарушения закрепленных в Конвенции прав человека – на стадиях уголовного процесса, связанных со сбором доказательств, в том числе в ходе оперативно-розыскных мероприятий, и досудебного расследования;
  • отсутствие мотивированного судебного решения.
  1. Нарушение разумных сроков судебного процесса. «Разумность» – оценочный критерий, поэтому в каждом конкретном деле вопрос изучается с учетом его индивидуальных особенностей. При этом среди общих рекомендаций ЕСПЧ – обязательность оценки сложности дела, его экстраординарности с точки зрения объективной необходимости сокращения до минимума сроков рассмотрения, необходимость изучения поведения сторон и его влияния на процесс.

К нарушениям презумпции невиновности ЕСПЧ относит случаи преждевременное признание вины (назначения виновных) – до того, как она доказана по закону. Это принцип находит отражение в российском уголовном праве и даже закреплен в Конституции. Однако особенности рассмотрения дел в Европейском суде говорят о следующем:

  • положения о презумпции невиновности относятся к уголовному процессу, но в ряде случаев применимы и в гражданским делам, вытекающим из предшествующего уголовного преследования;
  • не все нарушения презумпции невиновности прямо подпадают под нарушение пункта 2, и могут содержат признаки нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции – общего принципа справедливости судебного разбирательства, поэтому при подготовке жалобы бывает целесообразен более широкий охват, чем ссылка только на нарушение п. 2 ст. 6.
  • соблюдать презумпцию невиновности обязаны все должные лица и органы государства, а не только судьи и суды;
  • заявления должностных лиц о виновности подозреваемого/обвиняемого на стадии расследования не всегда трактуются как нарушение принципа презумпции невиновности – нужно изучать обстоятельства сделанных заявлений, используемые формулировки и контекст;
  • считается нарушением принципа презумпции невиновности признание вины судом, который не уполномочен устанавливать вину и не относится к уголовному разбирательству;
  • признание нарушения со стороны государственных органов и исправление ситуации исключает принятие жалобы к рассмотрению ЕСПЧ (потерпевший утрачивает статус «жертвы»);
  • презумпция невиновности прекращает свое действие с вынесением обвинительного приговора.

 К специфическим нарушениям прав на защиту в уголовном процессе относят:

  1. Непредоставление полной, подробной и понятной информации об обвинении, его характере и основаниях или нарушение принципа незамедлительного предоставления такой информации. К необходимой информации ЕСПЧ, в частности, относит разъяснение правонарушения (преступления) и его правовую оценку (квалификацию), а также извещение о юридических и фактических причинах (основаниях) предъявления обвинения. «Незамедлительность» – оценочный критерий, где важную роль играет достаточность времени для подготовке к защите. Информация должна быть предоставлена так, чтобы обеспечить ее полное восприятие и понимание – зачастую речь идет об устранении языкового барьера, но только этим ограничиваться нельзя.
  2. Непредоставление достаточного времени и возможностей (условий) для подготовки защиты. Каждая ситуация оценивается на предмет наличия нарушения по совокупности факторов, которые помешали нормально подготовиться к защите, и общему эффекту от влияния таких факторов. Поэтому все очень индивидуально, по обстоятельствам, а значит, оставляет простор для заявителей и юристов в обосновании и подтверждении имеющихся нарушений.
  3. Нарушение права на личную, квалифицированную и бесплатную защиту, которое проявляется в установлении запретов, ограничений, создании препятствий для самостоятельной защиты, защиты с помощью адвоката, выбранного по своему усмотрению или предоставленного бесплатно государством. Конкретные нарушения могут проявляться, например, в непредоставлении защитника, запоздалом обеспечении его участия, в недопуске адвоката на свидание с подзащитном, в ограничениях по времени и количеству свиданий, в нарушении конфиденциальности общения.
  4. Нарушение права на допрос свидетелей (заявителей, очевидцев, других подозреваемых/обвиняемых, экспертов и всех других лиц, которые могут что-либо пояснить по делу). Нарушение проявляется в различных формах: отказ в личном ведении допроса свидетеля, отказ в удовлетворении ходатайства о допросе свидетеля, несоответствие условий допроса свидетелей обвинения с условиями допроса свидетелей защиты.
  5. Нарушение права на бесплатного переводчика. Нарушение может заключаться в непредоставлении переводчика, в отказе компенсировать расходы на переводчика, в ограничении помощи переводчика, в необеспечении квалифицированного, достоверного перевода. Это касается как устных, так и письменных переводов. Главная цель правовой нормы – обеспечить человеку полное и корректное понимание речевой и визуальной (текстовой) информации.

*****

Для правильного понимания того, как применяются положения статьи 6 Конвенции, необходимо постоянное отслеживания соответствующей практики Европейского Суда, а она не стоит не месте. Если какое-то нарушение прямо не подходит под какие-то пункты названной нормы, это вовсе не значит, что применение статьи невозможно. Правильная квалификация нарушения – работа юриста, и она основывает не только и не столько на прямом толковании Конвенции, сколько на практике ЕСПЧ по схожим делам. Обращение к профильному юристу в свете возможного нарушения статьи 6 Конвенции о защите прав человека снимет все сомнения и позволит получить четкое представление о предмете жалобы.

Оценить перспективы обращения в ЕСПЧ можно на этой странице

 

(!) ПОДДЕРЖИТЕ ПРОЕКТ

Если вы находите нашу работу полезной, то вы можете поддержать проект и отблагодарить автора, пройдя по этой ссылке

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: